Меню

Музей нонконформистского искусства находится в легендарном арт-центре «Пушкинская-10» и занимает четыре площадки:

Большой зал

Главная площадка для временных выставок, которые организует музей: это персональные проекты современных российских и зарубежных авторов со всего мира и групповые выставки продолжительностью от трех до шести недель.

Все выставки в Большом зале

Малый зал

Площадка для последовательной демонстрации коллекции МНИ в формате долгосрочных выставок.

Все выставки в Малом зале

Галерея «Мост через Стикс»

«Мост через Стикс» — авторская галерея художника Вадима Воинова, учрежденная в 1994 г. как часть Музея нонконформистского искусства при поддержке отдела новейших течений Государственного Русского музея. Открытие галереи было приурочено к 20-летнему юбилею знаменитой выставки неофициальных ленинградских художников в ДК имени Газа. В экспозиции представлены уникальные функциоколлажи* Вадима Воинова, посвященные осмыслению новейшей истории России.

Вадим Воинов об авторской галерее «Мост через Стикс»:

Организация единственной в городе авторской галереи «Мост через Стикс» проходила одновременно с формированием санкт-петербургского Музея нонконформистского искусства в течение всего 1994 года. Галерея является частью музея, одним из его отделов.

Примененный в названии музея термин «нонконформизм» – говоря проще, отрицание, противостояние – конкретизируется тематикой работ, выставленных в галерее. Они посвящены истории России советского периода, прежде всего, той части ее культуры, которая явилась пропагандистской основой изобразительного искусства. Старые подлинные предметы, из которых составлены отдельные работы, не адаптируются – это еще один аспект, делающий их музейными экспонатами. Важным обстоятельством, оправдывающим существование галереи, является участие в ее учреждении отдела новейших течений Государственного Русского музея.

Первый тематико-экспозиционный план, а затем и экспозицию сделал заведующий отделом Александр Боровский. Все последующие экспозиции курировала сотрудница отдела, доктор искусстоведения Ирина Карасик и директор Музея нонконформизма Евгений Орлов. Принцип «кардиограммной» развески, предложенной Боровским, прошел через все семь выставок. Первая экспозиция была развернута на последнем этаже лицевого корпуса, улица Пушкинская, дом 10. В ней было задействовано семь помещений, в которых располагалось порядка семидесяти работ. В 1998 году Товарищество художников переместилось в другие помещения того же дома, где таких пространств под галерею не было по определению. Я подумал, что ее закроют. Тем не менее для галереи отвели небольшое помещение из двух комнат. Пришлось перестроить принцип экспозиции. Теперь ее неизбежная компактность потребовала более значительных экспозиционных усилий для выражения чрезвычайно сложной темы – истории целой эпохи, а также пластически выразительной «кардиограммной» развески».

*Функциоколлаж – это жанр, изобретенный самим Воиновым. Отличительная особенность функциоколлажа в том, что смысл произведения складывается из взаимодействия («диалога») значений и применений («функций») предметов, которые использованы в коллаже. Формы, объемы, сочетания фактур и цветов, которые первичны в традиционном коллаже, для функциоколлажа имеют второстепенное значение. 

Галерея-коридор «Самиздат А4»

Коридор, соединяющий на уровне 2-го этажа корпусы В и С основного здания арт-центра «Пушкинская-10», превращен в галерею Самиздата.

Самиздат – это способ неофициального и потому неподцензурного производства и распространения литературы и других видов тиражного творчества. Копии для распространения изготавливались автором или читателями без ведома и разрешения официальных органов власти, как правило, машинописным, фотографическим или рукописным способами.

В галерее представлены не только самиздатовские поэтические сборники, журналы и альманахи, но и музыкальный самиздат – знаменитые пластинки «на костях» (на рентгеновских снимках) и документация акционизма 1970-х, обозначенная как «самиздат монументальный».

Тамара Буковская, автор экспозиции:

«В России, которая тогда называлась СССР, в конце 50-х годов XX столетия сложилась уникальная ситуация – два поколения (довоенное и послевоенное) через литературу и литературой доказывали свою внутреннюю свободу.
После смерти Сталина и первых реабилитаций возвращались из лагерей писатели, осужденные за антисоветскую пропаганду. Оттуда, из лагерей они вынесли жажду чтения и вынесли то, что было в их памяти – литературу серебряного века (они-то еще были ее современниками). Маленькие тетрадки со стихами русских поэтов, записанными по памяти, мастерили в зоне и И.Л. Михайлов и Т.Г. Гнедич.

Игорь Леонидович Михайлов, руководивший в конце 50-х ЛИТО «Нарвская застава», попросил однажды только что освободившегося из лагеря Бориса Тайгина («По тундре, по широкой дороге…»), перепечатать в нескольких экземплярах стихи Николая Гумилева. Из этого перепечатывания и родилось тайгинское издательство «Бэ-Та», с той только разницей, что Тайгин печатал, сшивал в тетрадки (а не клеил!) и переплетал книги своих друзей и современников.

Татьяна Григорьевна Гнедич, по памяти переводившая во внутренней тюрьме Большого дома на Шпалерной «Дон Жуана» Байорона, вернувшись в 1956 году, получила право на литературную работу. В ее ЛИТО в Царском Селе, а точнее — к ней домой, в коммуналку на Московской улице, повадились ездить не только переводчики с английского, но, с легкой руки тогдашнего литературного секретаря К.К.К. – Константина Кузьминского питерские поэты и художники – Виктор Кривулин, Олег Охапкин, Борис Куприянов, Виктор Ширали, Тамара Буковская, Галина Усова и другие.

Однажды К.К.К. попросил Иосифа Бродского начитать на магнитофон стихи. Борис Тайгин аккуратно напечатал их одним пальцем на пишущей машинке, купленной на деньги, заработанные на лесоповале, нашел «морячка с парохода, который из Риги уплывал Америку» — так до издательства им. Чехова в Нью-Йорке доплыл первый самиздательский, ставший там издательским сборник стихов будущего нобелевского лауреата.

Такова предыстория «массового» самиздата 60-80-х годов, когда от авторских сборников, напечатанных в количестве шести экземпляров, альтруисты-издатели перешли к созданию «многотиражных» журналов и альманахов. Благодаря этой неподцензурной печати вольное слово доходило до читателя 60-80-х и сохранилось до наших дней.

Самиздатские сборники стихов, самиздатские журналы – от выпущенного в 4-х экземплярах «Голубого бутона» до таких, по самиздатским понятиям, многотиражных изданий, как журнал «37» и «Часы», представлены в настоящей экспозиции.

В 50-60-е свободная поэзия замыкалась в небольших литературных кружках. В середине 70-х в Ленинграде сложилась неофициальная культурная среда, знаком единения которой были сборники «Fioretti», «Лепта», «Живое зеркало», первая антология неофициальной поэзии «Острова». Из этой среды вышел Клуб-81 – первое легальное объединение авторов самиздата.

Рукописные и машинописные поэтические сборники, журналы и альманахи, выходившие в 1950–1980-е годы, сами по себе не составили бы полной картины «неофициальной культуры» или «второй литературной действительности», если бы не были дополнены уникальными фотографиями русских литераторов второй половины XX столетия – Татьяны Гнедич, Игоря Михайлова, Иосифа Бродского, Бориса Тайгина, Григория, К.К.К, Владимира Уфлянда, Михаил Ерёмина, Бориса Иванова, Игоря Адамацкого, Татьяны Горичевой, Виктора Кривулина, Олега Охапкина, Сергея Стратановского, Елены Шварц, Евгения Вензеля, Юлии Вознесенской, Кари Унксовой, Николая Николаева, Аллы Минченко, Тамары Буковской, Ольги Бешенковской, Елены Игнатовой, Владимира Эрля, Бориса Констриктора, Андрея Гайворонского, Михаила Юппа, Эдуарда Шнейдермана, Александра Морева, Юлия Рыбакова и многих других.

К Самиздату следует причислять не только неподцензурную литературу. В 60-е годы появился самиздат музыкальный. Любители музыки, слушавшие по ночам русскоязычные радиостанции «Голос Америки», Би-би-си, «где звучали рок-н-ролл и джаз, не могли ждать милостей от советской цензуры на музыку».
Уже упомянутый Борис Тайгин — один из тех, кто выпускал пластинки из рентгеновской пленки, на которые была скопирована с виниловых пластинок современная музыка свободы. Отсюда их народное название: «музыка на костях».

Знаменитый теперь битломан Коля Васин пошел дальше. Он заказывал переводы англоязычных книг о музыке и музыкантах Битлз и создал уникальные самиздатовские книги и альбомы. Те из них, которые были оформлены его рисунками, оставались в единственном экземпляре и переходили из категории обыкновенного Самиздата в категорию авторской книги в Самиздате. Например «Жизнь Джона Леннона». Книги, которые были оформлены только фотографиями, без авторских рисунков, выпускались в количестве 12 экземпляров: в советское время для многих любителей рок-музыки Васин был единственным человеком, у которого кроме музыки можно было взять и прочесть все о Битлз. На его книгах было воспитано несколько поколений профессиональных слушателей рок-н-ролла. В это время важнейшим информационным журналом о джазе был «Квадрат». Отдельной книгой выпущен труд Ефима Барбана «Черная музыка – белая свобода».

В 70-е годы самиздатом занимались «неофициальные» художники. Сначала это были сборники литературных текстов: например «Голос». Затем в 80-е, в результате работы Товарищества Экспериментального Изобразительного Искусства (ТЭИИ) стал выпускаться сборник «Вестник ТЭИИ». Хроники ТЭИИ, обзоры выставок, сопровождаемые фотохроникой, публиковались в самиздатовских журнал «Часы», «Обводный канал», «Митин журнал». По инициативе Бориса Иванова и Бориса Останина, редакторов «Часов», была собрана книга «Галерея I», вобравшая в себя обозрение «неофициальной» художественной жизни Ленинграда 70-х. Позднее Сергеем Ковальским было выпущено еще два том: «Галерея II – 80-е» и «Документъ».

С 1975 по 1978 год Марина Недробова и Вадим Нечаев выпустили 6 альманахов «Архив». Они были посвящены «неофициальным» художникам разных поколений от 50-х до 70-х годов. Многие из них выставлялись на квартире Недробовой и Нечаева, которую они объявили Музеем современного искусства.

Собственно говоря, квартирные выставки, проходившие в Ленинграде с 1964 по 1986 год тоже можно назвать Самиздатом. Иногда они сопровождались самиздатовскими каталогами. Например, такой каталог выпустил Кирилл Миллер, документирующий крупнейшую квартирную выставку «На Бронницкой» — 1981 года.

С 1979 по 1987 год художники, поэты и теоретики из города Ейска: Ры Никонова (Анна Таршис) и Сергей Сигей (Сергей Сигов) выпускали журнал «Транспоранс», уникальный по дизайну и содержанию.

Эти художники дружили с питерскими, постоянно показывали свои картины на выставках ТЭИИ, поэтому по праву считаются частью питерской культуры.

Необходимость читать долгие годы утаиваемую от нас, литературу XX века побуждала инициативных людей издавать и распространять напечатанные на пишущей машинке романы Владимира Набокова («Дар»), стихи Анны Ахматовой, Марины Цветаевой, Осипа Мандельштама, Николая Гумилева, Александра Галича, произведения Даниила Хармса, Александра Солженицына. Журнал переводных текстов западных писателей «Предлог» выпускал Сергей Хренов.

В 80-е годы в художественной среде «неофициального» Ленинграда ходили самиздатовские журналы из Риги «Зачем», которые издавали Эмилия и Николай Судник, и «Третья модернизация» под редакцией Александра Сержанта.

С началом компьютерной эпохи самиздат не исчез, несмотря на то, что тексты набраны на компьютере. При Новой Академии Изящных Искусств на рубеже 80-90-х выходил журнал «Кабинет», редактором которого были Ольга Туркина, Ирена Куксенайте, Виктор Мазин, Сергей Бугаев, Тимур Новиков.

В арт-центре «Пушкинская-10» выходили газета «Сусанин» и журнал «Художественная воля» под редакцией Андрея Хлобыстина, от Галереи 103 — вестник «Меридиан Пушкинский». С 2005 года выходит журнал «Параллелошар» под редакцией Сергея Ковальского, литературный альманах «АКТ» под редакцией Тамары Буковской и Валерия Мишина».